СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава

1-ый ДЕБЮТ

Ассистент присяжного поверенного Пятеркин ворачивается на обычной фермерской тележке из уез­дного городишка N. куда ездил защищать лавочни­ка, обвинявшегося в поджоге. На душе у него было скверно, как никогда. Он ощущал себя оскорбленным, провалившимся, оплеванным. Ему казалось, что истекший денек, денек его давно ожидаемого и многообещавшего дебюта, покалечил СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава на веки веков его карьеру, веру в людей, миропонимание.

Во-1-х, его некрасиво и безжалостно надул обви­няемый. До суда лавочник так искренно мигал очами и так чистосердечно просто расписывал свою невинность, что все собранные против него улики в очах психолога и физиономиста (каковыми считал себя молодой заступник) имели вид бесцеремонных СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава натяжек, приди­рок и предубеждений. На суде же лавочник оказался плутом и дрянью, и бедная психология пошла к черту.

Во-2-х, он, Пятеркин, казалось ему, вёл себя на суде нереально: заикался, путался в вопросах, вставал перед очевидцами, тупо багровел. Язык его совершенно не слушался и в СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава обычный речи спотыкался, как в скороговорках. Речь свою гласил он вяло, как будто в тумане, смотря через головы присяжных. Гласил и всё время казалось ему, что присяжные глядят на него саркастически, презрительно.

В-3-х, что ужаснее всего, товарищ прокурора и штатский истец, старенькый, матерый юрист, вели себя не товарищески. Они, казалось ему СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, договорились иг­норировать заступника и если поднимали на него глаза, то только для того, чтоб поупражнять на нем свою раз­вязность, поглумиться, красиво окрыситься. В их ре­чах слышались драматичность и снисходительный тон. Говори­ли они и точно извинения просили, что заступник таковой дурачок и барашек СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава. Пятеркин в конце концов не вынес. Во время перерыва он подбежал к штатскому истцу и, дрожа всем телом, наговорил ему кучу дерзостей. По­том, когда заседание кончилось, он нагнал на лестнице товарища прокурора и этому поднёс таблетку.

В-четвёртых... Вобщем, если перечислять все то, что мутило и сосало сейчас за сердечко СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава моего героя, то необходимо в-5-х, шестых... до сотых включительно...

«Позор... гадость! — мучился он, сидя в тележке и пряча свои уши в воротник. — Кончено! К черту адвокатура! Заберусь куда-нибудь в глушь, в уедине­ние... подальше от этих господ... подальше от этих дрязг».

— Да двигайся же, черт тебя возьми! — накинулся СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава он на возницу. — Что ты едешь, точно мертвого же­ниться везешь? Гони!

— Гони... гони... — передразнил возница. — Нешто не видишь, какая дорога? Черта погони, так и тот замучается. Это не погода, а наказание господне.

Погода была мерзкая. Она, казалось, не­годовала, терпеть не могла и мачалась заодно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава с Пятеркиным. В воздухе, непроглядном, как сажа, дул и посви­стывал на все лады прохладный мокроватый ветер. Шел дождик. Под колесами всхлипывал снег, мешавшийся с вязкою грязюкой. Буеракам, колдобинам и размытым мостикам не было конца.

— Зги не видать... — продолжал возница. — Этак мы и до утра не доедем. Придется на ночь у СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава Луки тормознуть.

— У какого Луки?

— Здесь по дороге в лесу старик таковой живет. Вместо лесника его держут. Да вот она и изба самая.

Послышался осиплый лай собаки, и меж го­лыми ветками замелькал мерклый огонёк. Каким бы вы ни были человеканенавистником, но если ненастною, глухою ночкой вы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава увидите лесной огонёк, то вас обязательно потянет к людям. То же случилось и с Пятеркиным. Когда тележка тормознула у избы, из единственного окошечка которой неуверенно и приветливо выглядывал свет, ему стало легче.

— Здорово, старик! — произнес он нежно Луке, который стоял в сенях и обеими руками чесал для себя животик, — Можно у СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава тебя переночевать?

— Мо... можно... — проворчал Лука. — Здесь уж есть двое…Пожалуйте в светелку...

Пятеркин наклонился, вошёл в светелку и... мизантропия воротилась к нему во всей собственной силе. За небольшим столом, при свете сальной свечи, посиживали два человека, имевших такое сильное воздействие на его настроение: товарищ прокурора фон Пах и штатский СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава истец Семечкин. Подобно Пятеркину, они ворачивались из N и тоже попали к Луке. Лицезрев входящего заступника, оба они приятно опешили и привскочили.

— Сотрудник! Какими судьбами? — заговорили. — И нас загнало сюда ненастье? Милости просим! Присаживайтесь.

Пятеркин задумывался, что, лицезрев его, они отвернутся, ощутят неловкость и замолкнут, а поэтому такая дружественная СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава встреча показалась ему само мало нахальством.

— Я не понимаю... — пробормотал он, с достоинством пожимая плечами. — После того, что меж ними вышло, я... я даже удивляюсь!

Фон Пах удивлённо посмотрел на Пятеркина, пожал плечами и, повернувшись к Семечкину, продолжил прерванную беседу.

— Ну-С, читаю я дознание... А в дознании, батенька СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, противоречие на противоречии... Пишет, на­пример, становой, что погибшая крестьянка Иванова, когда ушла от гостей, была мертвецки пьяна и погибла, пройдя три версты пешком. Как она могла пройти три версты пешком, если была мертвецки пьяна? Ну, разве это не противоречие? А?

Пока фон Пах таким макаром разглагольствовал, Пятеркин сел СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава на скамью и принялся осматривать своё временное жилье... Лесной огонёк поэтичен только издалека, поблизости же он – ничтожная проза... Тут освещал он небольшую, сероватую конурку с кривыми стенками и с закопченным потолком. В правом углу висел тёмный образ, из левого темным дуплом глядела неловкая печь. На потолке СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава по опорам тянулся длиннющий шест, на котором когда-то качалась колыбель. Ветхий столик и две узенькие, шаткие скамьи составляли всю мебель. Было мрачно, душно и холодно. Пахло гнилостью и сальной гарью.

«Свиньи... — пошевелил мозгами Пятеркин, косясь на собственных противников. — Обидели человека, втоптали его в грязь и дискутируют сейчас, как СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава ни в чём не бывало».

— Послушай, — обратился он к Луке, — нет ли у тебя другой комнаты? Я тут не могу быть.

— Сени есть, да там холодно-с. Катастрофически холодно... — проворчал Семечкин. — Знал бы, напитков и карт с собой захватил. Чаю напиться что ли? Дедусь, сочини-ка самоварчик!

Через полчаса Лука СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава подал грязный самовар, чайник с отбитым носиком и три чашечки.

— Чай у меня есть... — произнес фон Пах. — Сейчас .......бы только сахару достать... Дед, дай-ка сахару!

— Эва! Сахару... — ухмыльнулся в сенях Лука. — В лесу сахару захотели! Здесь не город.

— Что ж? Будем пить без сахару, — решил фон Пах.

Семечкин заварил чай СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава и налил три чашечки.

«И мне налили... — помыслил Пятеркин. — Очень необходимо! Наплевали в морду и позже чаем уго­щают, у этих людей просто самолюбия нет. Потре­бую у Луки еще чашечку и буду одну жаркую воду пить. Кстати же у меня есть сахар».

Четвертой чашечки у Луки СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава не оказалось. Пятер­кин вылил из третьей чашечки чай, налил в нее горя­чей воды и стал прихлебывать, кусая сахар, услыхав звучное кусанье, его неприятели переглянулись и прыс­нули.

— Ей-богу, это мило! — зашептал фон Пах. — У нас нет сахару, у него нет чая... Ха-ха... Забавно! Какой СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, но, он еще мальчишка! Верзила, а на­столько еще сохранился, что умеет дуться, как ин­ститутка... Сотрудник! — оборотился он Пятеркину. — Вы зря брезгаете нашим чаем... Он не из дешевеньких... А если вы не пьете из амбиции, то ведь за чай вы могли бы заплатить нам сахаром!

Пятёркин промолчал.

«Нахалы... — поразмыслил он. — Обидели СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, опле­вали и еще лезут! И это люди! Им, стало быть, ни­почем те грубости, которые я наговорил им в суде... Не буду обращать на их внимание... Лягу...»

Около печи на полу был расстелен тулуп... У из­головья лежала длинноватая подушка, набитая травой...

Пятеркин тянулся на тулупе, положил свою СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава жаркую голову на подушку и укрылся шубой.

— Какая скучища! — зевнул Семечкин. — Читать холодно и мрачно, спать негде... Брр!..Скажите мне, Осип Осипыч, если, к примеру, Лука пообедает в ресторане и не заплатит за это средств, то что это будет: кража пли мошенничество?

— Ни то, ни другое... Это СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава только повод к штатскому иску...

Поднялся спор, тянувшийся полтора часа. Пя­теркинслушал и дрожал от злобы... Раз 5 порывался он вскочить и вмешаться в спор.

«Какой вздор! — страдал он, слушая их. — Как отстали, как алогичны!»

Спор кончился тем, что фон Пах лёг рядом с Пятеркиным, укрылся шубой и произнес:

— Ну СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, будет... Мы своим спором не даём спать государю заступнику. Ложитесь...

— Он, кажется, уже дремлет... — произнес Семечкин, ложась на другую сторону Пятёркина. — Сотрудник, вы спите?

«Пристают... — помыслил Пятёркин. — Свиньи...»

— Молчит, означает, дремлет... — промычал фон Пах. — Умудрился заснуть в этом хлеву... Молвят, что жизнь юристов кабинетная... Не кабинетная, а собачья…Ишь ведь куда СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава черти внесли! А мне, понимаете ли, нравится наш сосед... как его?.. Шестеркин что ли? Жаркий, огневой...

— М-да... Лет через 5 неплохим адвокатом будет…Естьу мальчугана манера... Еще на губках молоко не обсохло, а гласит с закорючками и любит фей­ерверки пускать... Только зря он в собственной речи Гамлета припутал СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава.

Близкое соседство противников и их хладнокровный, снисходительный тон душили Пятеркина. Его рас­пирало от злобы и стыда.

— А с сахаром-то история... — ухмыльнулся фон Пах. — Сущая институтка! За что он на нас обидел­ся? Вы не понимаете?

— А черт его знает...

Пятеркин не вынес. Он вскочил, открыл рот СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, что­бы сказать что-то, но мучения истекшего денька были уж очень сильны: заместо слов из груди вырвался истерический плач.

— Что с ним? — испугался фон Пах. — Голуб­чик, что с вами?

— Вы... вы больны? — вскочил Семечкин. — Что с вами? Средств у вас нет? Да что такое?

— Это СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава низковато... противно! Целый денек... целый денек!

— Душенька моя, что противно и низковато? Осип Осипыч, дайте воды! Ангел мой, в чем дело? Отчего вы сейчас таковой сердитый? Вы, возможно, защища­ли сейчас впервой? Да? Ну, так это понятно! Плачьте, милый... Я в свое время вешаться желал, а рыдать лучше, чем вешаться. Вы плачьте СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, оно лег­че будет.

— Противно... омерзительно!

— Да ничего противного не было! Все было так, как необходимо. И гласили вы отлично, и слушали вас отлично. Мнительность, батенька! Помню, вышел я впервой на защиту. Штанишки рыжеватые, фрачишко музы кант одолжил. Сижу я, и кажется мне, что над мои­ми штанишками публика СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава смеется. И подсудимый-то, выходит, меня надул, и прокурор издевается, и сам-то я глуповат. Чай, порешили уже адвокатуру к черту? Со всеми это бывает! Не вы 1-ый, не вы последний. Дорого, батенька, 1-ый дебют стоит!

— А кто глумился? Кто... издевался?

— Никто! Вам только казалось это СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава! Всегда дебю­тантам это кажется. Вам не казалось ли также, что присяжные глядели вам в глаза презрительно? Да? Ну, так и есть. Выпейте, голубчик, укройтесь.

Неприятели укрыли Пятеркина шубами и ухаживали за ним, как за ребёнком, всю ночь. Мучения истек­шего денька оказались пуфом.

1886

Л.Н.Андреев

1-ый ГОНОРАР

I.

Ассистент присяжного поверенного Толпенников СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава выслушал в заседании суда две речи, испил в буфете стакан пустого чаю, побеседовал с товарищем о будущей практике и направился к выходу, деловито хмурясь и прижимая к боку новый портфель, в каком сиротливо болталась книжка: «Судебные речи». Он подходил уже к лестнице, когда чья-то большая прохладная рука СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава просунулась меж его туловищем и локтем, нашла правую руку и вяло пожала ее.

– Алексей Семенович! – воскрикнул Толпенников с выражением радости и уважения, потому что прохладная рука принадлежала его патрону.

– Куда? – вяло спросил патрон, высочайший, сутуловатый человек.

Спрашивая, он не смотрел на Толпенникова, и взор его, усталый и беспредметный, был СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава устремлен куда-то в глубину длинноватого коридора, где мерцали у светлых дверей черные тени, шуршали по камню ногами, поднимая еле приметную пыль, и болтали.

– Да домой! – оживленно и звучно ответил Толпенников. – Я здесь утром. Ах, если б вы знали, как все это интересует меня!

С этим же СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава оживлением он начал передавать свои воспоминания от речи Пархоменко, которая очень приглянулась ему, меж тем как томная, прохладная рука неприметно увлекала его наверх, в комнату совета присяжных поверенных. Там Алексей Семенович молчком раскрыл собственный туго набитый портфель, покопался в нем и протянул ассистенту бумаги в голубой обложке с большой надписью СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава: «дело».

– Вот. Завтра в съезде. Здесь и доверенность.

Толпенников побагровел и, протягивая обе руки, запинаясь, спросил:

– Как завтра? И я… А вы?

– Я сейчас пищу в Петербург, – флегмантично и утомилось гласил патрон, медлительно опускаясь в кресло. Томные веки чуть приподнимались над очами, и все лицо его, желтоватое, стянутое глубокими морщинами к СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава седоватый щетинистой бородке, похоже было на старенькый пергамент, на котором не многим понятную, но грустную повесть начертала беспощадная жизнь.

– Но как? – отталкивал Толпенников бумаги. – Ведь я… Это завтра?

Последнее слово он выговорил с особым ужасом и особым уважением.

– Да. Здесь есть все. Приговор мирового. Черновик моей апелляционной жалобы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава. Ну, да все. Постарайтесь не провалить. Фрак есть?

– Есть, другими словами нет, но я достану. Но ведь я… боюсь. Как это вдруг?..

Алексей Семенович медлительно поднял свои усталые глаза на ассистента, все еще державшего в руках бумаги, и будто бы знакомое что-то, старенькое и издавна забытое увидел СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава в этом юном, испуганно-торжественном лице. Выражение вялости пропало, и кое-где в глубине глаз зажглись две мелкие звездочки, а кругом появились тоненькие лучеобразные морщинки. Такое выражение бывает у взрослых людей, когда они случаем увидят играющих котят, чего-нибудть малеханькое, смешное и юное.

– Боитесь? – улыбался он. – Это пройдет.

Алексей СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава Семенович поднялся, медлительно расправил скрученную спину и, глядя поверх голов прежним беспредметным взором, повторил флегмантично и утомилось:

– Да, пройдет. Ну, мне пора.

Опять Толпенников ощутил прикосновение прохладной, вялой руки и увидел скрученную, покачивающуюся спину патрона. Одним из адвокатов бросая отрывистые кивки, другим на ходу пожимая руки, Алексей Семенович СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава большенными ровненькими шагами прошел накуренную, запятнанную комнату и скрылся за дверцей, мелькнув потертым локтем не нового фрака, – а ассистент все еще смотрел ему вослед и не знал, необходимо ли догонять патрона, чтоб дать ему бумаги, либо уже бросить их у себя.

И оставил их у себя.

Вечерком Толпенниковготовился к защите и задумывался СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, что он никогда не станет заступником. С наружной стороны дело было ясно и просто и всей собственной ясностью и простотой гласило, что супруга реального статского советника Пелагея фон Брезе виновата в продаже из собственного магазина безбандерольных папирос. Мировой арбитр, осудивший ее, был совсем прав, и неясно было только одно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, как мог ее защищать Алексей Семенович, а после обвинения как он мог написать жалобу, слабенькую по аргументам и больше, казалось, чем сам обвинительный приговор, уличавшую г-жу фон Брезе. Таково было 1-ое воспоминание от прочитанных бумаг, и Толпенников, днем еще таковой счастливый, представлялся для себя стоящим СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава перед глубочайшей и черной ямой и таким ничтожным, что не верилось в недавнешнее счастье. На, стуле в углу висел распяленный фрак, добытый у знакомого ассистента, вызывающе лез в глаза собственной матово-черной поверхностью и напоминал те мысли и мечты, которые носились в голове Толпенниковакаких-нибудь два часа тому вспять. Они СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава были ярки, образны и наивно-благородны, эти мысли и мечты. Не кургузым, несуразно комичным облачением представлялся фрак, а кое-чем вроде рыцарских лат, равно как и сам Толпенников казался для себя рыцарем какого-то нового ордена, призванного блюсти правду на земле, защищать невинных и угнетенных. Самое слово «защитник» до сего СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава времени вызывало в нем сдержанно-горделивый трепет и представлялось огромным, громким, точно оно состоит не из букв, а отлито из великодушного металла. Исключительно в идей время от времени осмеливался Толпенников использовать его к для себя и каждый раз испытывал при всем этом ужас, и как влюбленный ждет СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава первого свидания, так и он ждал первой защиты.

Толпенников не знал, что ему сейчас делать, и в отчаянии опять сел за бумаги. Они лежали все такие же, верно переписанные, ясные, но Толпенников не осознавал их и невольным движением спустил еще ниже висевшую над столом электронную лампочку. Номер, в каком он жил, был СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава мал и грязен, но освещался электричеством, и это в особенности ставилось с виду Толпенникову, когда два денька тому вспять его пригласили в контору для разъяснений и безотступно востребовали средств за два прожитых месяца. Равномерно туман перед очами рассеивался, и Толпенников стал вдумываться в смысл того, что беззвучно выговаривали СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава его зубы. Тогда и на левой страничке, понизу, он увидел одну пропущенную подробность, которая была в пользу г-жи фон Брезе и давала несколько другое освещение делу. И хотя это была подробность, подходящее сочетание слов, а не факт, но он обрадовался и сходу ощутил себя бодреньким, сообразительным, как СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава обычно, и виновным перед патроном и г-жой фон Брезе.

Толпенников улыбнулся, почесал для себя нос и для чего-то немного покачал его 2-мя пальцами, поддернул штаны, которые у него всегда сползали, и вышел походить в длиннющий коридор. Возвратившись оттуда, он пристально оглядел фрак сверху и с подкладки СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, улыбнулся и поразмыслил, что фрак велик для его роста и широкий. Позже с некой боязнью сел за бумаги и стал пристально читать их, делая на полях отметки, сверяясь с акцизным уставом и нередко почесывая нос то пальцем, то карандашом. Он еще не приучил черт собственного лица к суровой неподвижности, и СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава улыбался, и покачивал головой, и чмокал губками, небольшой, худой и наивно-великодушный.

К 12-ти часам Толпенников сложил бумаги в портфель, зная дело так, как не знал его никогда патрон, не понимая собственных колебаний и колебаний. Невинность г-жи фои-Брезе была явна, и приговор мирового судьи был ошибкой СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, просто понятной, потому что и сам Толпенников сначала ошибался. Удовлетворенный собой, удовлетворенный делом и патроном, он снова оглядел фрак, сверху и с подкладки, и нервно потянулся при мысли, что завтра наденет его и будет защищать. Достав из стола почтовой бумаги, Толпенников начал писать папе:

«Дорогой папаша! Ты можешь не высылать мне СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава средств и лучше перебежали их Алеше, который нуждается, возможно, и в обмундировке и в учебниках. Я получил от патрона дело (последняя фраза была подчеркнута) очень увлекательное и буду завтра защищать…»

Над последним словом Толпенников тормознул и, подумав, отложил начатый листок в сторону и взял другой. Улыбнувшись, энергично почесав СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава нос, он поближе наклонился к столу и начал писать, не разгонистым почерком, как папе, а маленьким и убористым:

«Любимая моя Зина! Можешь ты вообразить меня во фраке, стоящим перед арбитрами и защищающим? Одна рука на груди, другая вперед. Нет, не могу шутить, я очень счастлив на данный момент СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, и если б только была тут ты, моя родная, постоянная, терпеливая Зиночка. На данный момент 12 часов, и я только-только кончил…»

Электронная лампочка потухла. С секунду багровела ее узкая проволочка, а позже стало мрачно, и только из коридора, через стеклянное окно над дверцей, лился слабенький свет. Было не двенадцать часов, а час СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, когда в номерах тушилось электричество.

– Черт бы вас побрал с вашим электричеством, – обругался Толпенников осторожно, чтоб не разлить чернил, нащупывая письмо и кидая его в стол.

Улегшись, Толпенников длительно не засыпал и задумывался о генеральше фон Брезе, которая представлялась ему седоватый величавой дамой, об акцизном устава и сероватых дальних СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава очах. Меж очами и уставом была какая-то связь и становилась все крепче и загадочнее, и, стараясь осознать ее, Толпенников заснул, небольшой, худой и наивно-счастливый.

II.

Действительный статский советник в отставке, г. фон Брезе, бритый как актер, величаво повел огромным носом в сторону Толпенникова и сухо объяснил, что СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава супруга его быть на суде не может вследствие заболевания.

– Эта скверная история потрясла организм моей супруги, – произнес фон Брезе, глядя на кончик носа Толпенникова. – Вы ассистент Алексея Семеновича?

Толпенников пошевелил мозгами, что генерал не доверяет ему и считает очень юным для ответственного дела. Сконфуженно, но в СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава то же время задористо он произнес:

– Желаете доверенность поглядеть?

– Ах, что вы! – отмахнулся рукою фон Брезе. – Но мы гласили о генеральше. Она потрясена, юноша. По-тря-се-на. Вы осознаете…

Фон Брезе отвел Толпенникова мало в сторону, хотя в этом не виделось надобности, наклонился к самому его лицу и поднял палец.

– Вы СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава осознаете? Милиция… – утвердительно кивал он головой, поднимая наверх брови и губки, так что последние практически задели красного носа. – Насчет…. осознаете? – Он отвел вспять руку с растопыренными пальцами и открытой ладонью, демонстрируя, как берутся взятки. Потом откачнулся вспять и снова кивнул головой. – Да-да. Представьте.

Толпенников сочувственно покачал СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава головой, думая:

«Экая цаца!» Генерал внимательно и вдумчиво поглядел на нос Толпенникова и с неожиданным приливом дружественной неприязненности взял его под руку и еще на два шага отвел в сторону.

– Я уже не раз представлял ей: для чего нам магазин? Какая-то та-бач-ная торговля? А? – спрашивал генерал, отводя рукою СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава в сторону воображаемую торговлю. – Но она: желаю. А?

– Да, уж это… – неопределенно соболезновал Толпенников.

– Да? – откачнулся вспять фон Брезе. – Но не угодно ли?

К Толпенникову протянулась рука с раскрытым серебряным портсигаром.

– Спасибо, я не курю.

– Да? Но я закурю, если позволите.

2-мя пальцами, огромным и указательным, генерал достал папиросу СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, постучал ею о крышку портсигара и закурил. Голубоватый дым узкой струйкой подымался ввысь. Фон Брезе плавным движением руки направляет дым к для себя и, щурясь, нюхает его.

– Мои папиросы, – гласит он удовлетворенно. – Других не выношу. А он отыскал там несколько…

– Четыре тыщи, но, – вставляет Толпенников.

– Да? Я СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава люблю припас. И гласит: без-бан-де-рольные. Забавно!

Толпенниковунеприятен генерал и малость жалко, что приходится выступать по такому сухому делу о нарушении акцизного устава. Но несправедливость – всегда несправедливость, задумывается он, и жарко берется за допрос очевидцев. Он не замечает, что многие из публики улыбаются его фраку, фалды которого спускаются ниже СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава подколенного сгиба; по привычке поддергивает сползающие штаны, не думая о неприличии этого жеста, и глядит прямо в рот говорящему очевидцу. Как малая злая ищейка, он тормошит толстого околоточного надзирателя. Тот, не отрываясь, глядит на арбитров, бросая в сторону адвоката отрывистые и звонкие слова. Он весь полон укрытого негодования СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава; шейка его, сдавленная жестким воротником, багровеет и багряной полосой ложится на узенький серебряный галун, голова его бездвижно обращена к арбитрам, но короткий круглый нос его, оттопыренные губки, усы, все это двигается в сторону ненавистного молокососа. Толпенниковследит за глухой борьбой толстяка с гневом и дисциплиной и услаждается; чисто по-студенчески он СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава терпеть не может полицию и не допускает мысли о человечности полицейских. Толстые, тонкие – они равны в его очах. За очевидцами обвинения идет черед очевидцев защиты, и невинность г-жи фон Брезе устанавливается с очевидностью. Слово предоставлено заступнику, Толпенников тщательно и дельно анализирует свидетельские показания и сильно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава много и жарко гласит о муках этой дамы, над седоватый головой которой нависло такое зазорное обвинение. Искренность юного заступника заражает арбитров, они благорасположенно глядят на него, и один, справа, даже кивает в такт речи головой.

Пока судьи совещаются, Толпенников выкуривает с генералом папиросу, о кое-чем смеется, кому-то пожимает СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава руку и уходит в глубину залы, к окну, чтоб снова пережить свою речь. Она звучит еще в его ушах, когда его настигает толстяк-околоточный.

– Позвольте вам доложить, – начинает он обходительно, дотрагиваясь до плеча Толпенникова. Тот оборачивается, ненавистный вид юного, дерзкого лица выводит околоточного из себя. Округлив глаза, нос и рот, околоточный СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава выбрасывает, как из мортиры:

– Стыдно-с!

Толпенников улыбается, и на выцветших очах околоточного показывается какая-то муть.

– Стыдно-с, юноша. Я вам… в отцы гожусь.

Он еще желает что-то сказать, но не может придумать ничего довольно сильного и выразительного.

– Стыдно-с! – повторяет он, с ненавистью смотря на улыбающееся СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава лицо, круто поворачивается, как на смотру, и отходит.

Как и ждал Толпенников, съезд отменяет приговор судьи и признает г-жу фон Брезе по суду оправданной. Генерал принципиально пожимает руку заступника.

– Благодарю вас, государь Толпенников.

В руке Толпенникова что-то остается. Подчиняясь необычному, плохо сознаваемому чувству необходимости СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава принять то, что передали в его руку, он некое время держит руку сжатой, позже в любопытством открывает ее И лицезреет на ладошки два золотых, не то 10, не то пятнадцатирублевого плюсы. Толпенникова неприятно передергивает, он срывается с места и бежит по лестнице, крича:

– Эй, послушайте! Как вас!.. Генерал!

Но фон Брезе СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава нет в прихожей, не видно его и на улице. Толпенников снова рассматривает золотые, – они по пятнадцати рублей, – и, как будто не чувствуя почтения к деньгам, которые достались ему таким противным методом, кладет их не в портмоне, а небережно опускает в жилетный кармашек. На секунду задумавшись, он опять идет СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава наверх, потому что ему жалко расстаться с тем местом, где он испытал такие приятные и горделивые чувства. В зале он лицезреет 1-го из очевидцев защиты, приказчика фон Брезе. Это пестро одетый человек, с острым лицом, острой рыжей бородкой и толстым перстнем-печаткой на указательном пальце, покрытом, как и вся рука, частыми большими СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава веснушками. Острые глаза его косят, и весь он дышит фальшью, угодничеством и невыносимой фамильярностью, но Толпенников ощущает к нему размещение и подходит.

– Ну, как? – спрашивает он, улыбаясь.

– Ловко обработали дельце, – одобряет приказчик и, подмаргивая в ту сторону, куда ушел генерал, добавляет: – удрал наш-то. Супругу поздравлять полетел.

– Еще СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава бы, естественно, тяжело. Две недели отсидеть пришлось бы.

– Еще как! Ну, ну и то сказать, беда-то не велика. Она уже раз отсиживала да раз штраф заплатила.

– Отсиживала? – не осознает Толпенников.

– Ну да, отсиживала. Ее тогда Иван Петрович защищал, ну, да пришел опьяненный и такового нагородил! Наш СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава-то взбеленился, сетовать на него желал. Да что уж! – И приказчик махнул весноватой рукою.

Толпенников мучительно багровеет, не решаясь осознать того, что так ясно, и вкупе с тем понимая и ужасаясь.

– Отсиживала? – снова повторяет он пошлое, резкое слово. – Эта почетная дама!

– Почетная! Из кухарок дама-то эта. На кухарке наш СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава женился, Палашкой звать. Вот и они об этом знают. Правильно, Абрам Петрович?

Абрам Петрович одет благопристойно, но башмаки его запылены и там, где выпирает мизинец, – порваны, и все его пятнистое, хотя также солидное лицо имеет таковой вид, точно он каждую минутку собирается подойти и великодушно попросить на бедность. Он протягивает СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава Толпенникову толстую, потную руку и позже уже отвечает на вопрос приказчика голосом, осиплым от водки и от простуды:

– Правильно. Отпрыска из-за этой швали, извините за выражение, на улицу изгнал.

– А ловко вы это насчет седоватый головы подпустили! – хвалит приказчик. – А у нее голова просто рыжеватая, незапятнанный шиньон.

– Правильно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, – хвалит Абрам Петрович.

– А папироску наш-то вам давал? – спрашивает приказчик, и глаза его сближаются в готовности к смеху.

Толпенников сурово кивает головой, и приказчик смеется. Смеется осиплым басом и Абрам Петрович.

– Дурак-дурак, а поди какие фокусы выкидывает! А сам и курить не умеет, только дым пущает. Ну СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава и жох! – удивляется приказчик.

– Но как вы, – гласит сердито Толпенников, хмуря брови и подтягивая сползающие штаны, – как вы сами демонстрировали, что он папиросы эти себе держит?

Приказчик и Абрам Петрович переглядываются и смеются. Потом приказчик в один момент становится суровым и протягивает руку:

– А за сим до свидания СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава-с. Дозвольте и напредки быть знакомым. Нежели когда мимо случится, так не обойдите. Вам всегда сотенка найдется. Пойдем, Абрам Петрович, Седоватая голова… Ах ты, боже мой! – снова припоминает он Толпенникову его удачное выражение и уходит.

Толпенников все еще стоит на месте, опустив голову и заложив руки в кармашки СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава. Когда перед его очами возникает таинственная фигура Абрама Петровича, Толпенниковукажется, что он желает чего-то попросить, и вопросительно глядит на его грязное, осклабленное лицо.

– А я к вам, государь Толпенников, – гласит Абрам Петрович практически шепотом и наклоняясь к ассистенту, – если когда пригодится, так будьте милостивы, не откажите пользоваться услугами, спросите только СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава у Ивана Сазонтыча приказчика; они знают, где меня отыскать.

– На что пригодится? – удивленно спрашивает Толпенников.

На лице Абрама Петровича мерцает удивление, позже колебание, и сменяется понимающей примирительной ухмылкой.

– Уж не оставьте, – повторяет он. – Они знают. Прямо так и спрашивайте Абрама Петровича.

– Вон! – вскрикивает Толпенников узким фальцетом, и Абрам Петрович отходит СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава, низковато кланяясь, но не протягивая сейчас руки. На лестнице он оборачивается и снова гласит:

– Так не оставьте.

Время еще преждевременное, и до разговора с приказчиком Толпенников намеревался пойти в совет, чтоб потолкаться меж своими и поделиться впечатлениями первой защиты; но сейчас ему совестно себя и совестно всего СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава мира, и кажется, что всякий, только взглянув на его лицо, догадается о происшедшем. И по улице идти совестно и хотелось бы упрятать портфель, чтоб никто не додумался о его звании «защитника». Придя домой, Толпенников боязливо отложил в сторону этот портфель, в каком он ощущал присутствие изученного им дела, осторожно повесил СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава жилет, не решаясь достать из его кармашка золотые и снова посмотреть на их, и отвернулся от стола, в каком лежали начатые письма к папе и к Зине. И все в этой малеханькой комнатке казалось чуждым ему, удивительно угловатым и грубым, и смотрело на него, как незнакомый, пошлый и воинственно СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава настроенный человек. Толпенников попробовал читать книжку, но не мог сосредоточиться на ней и содрогался от противного чувства, будто бы кто-то противный стоит у него за плечами либо на данный момент войдет в дверь. И только улегшись в кровать, повернувшись к стенке и натянув на голову одеяло, он ощутил себя СЛУЧАЙ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 1 глава спокойнее и закончил страшиться мира, который вошел ему в душу, – таковой грязный, мерзкий и ожесточенный.


slyuna-i-rotovaya-zhidkost.html
slyunnie-zhelezi-okoloushnaya-zheleza.html
slyunno-kamennaya-bolezn-kalkuleznij-sial0adenit.html