Слуховая (неречевая) агнозии

Слуховое восприятие значительно отличается от восприятия в других модальностях тем, что имеет дело с последовательностью стимулов, протекающих во времени, а не в пространстве. В отличие от симультанного нрава зрительного и тактильного восприятия слуховое осуществляется методом сукцессивного анализа и синтеза поочередно поступающих акустических раздражителей. Слу­ховое восприятие, как и другие Слуховая (неречевая) агнозии высшие формы гнозиса, является активным процессом, включающим в собственный состав и моторные ком­поненты (пропевание голосом для музыкального слуха и прогова-ривание для речевого слуха).

Единый слуховой анализатор включает две многофункциональные сис­темы: а) восприятие речевых звуков и б) восприятие неречевых звуков. Корковым концом анализатора являются височные толики мозга.

Речевое Слуховая (неречевая) агнозии слуховое восприятие скооперировано в фонематическую систему, создаваемую в системе данного языка. Фонема (единица речевого акустического восприятия) является смыслоразличитель-ной единицей речи, основой речи человека. Патология, возникаю­щая во вторичных зонах левой височной толики, вызывает нарушения сначала импрессивной стороны речи, а потом в силу тесноватых связей с речедвигательными зонами мучается Слуховая (неречевая) агнозии и экспрессивная речь (тщательно см. ч. I).

Восприятие неречевых звуков осуществляется преимуществен­но правым полушарием. Есть убедительные данные, указывающие на то, что в мозговой организации невербального, в том числе и му­зыкального, слуха, преимущественную роль играет правая височная область. У нездоровых с поражением правого виска отмечаются де­фекты экспрессивного и Слуховая (неречевая) агнозии импрессивного музыкального слуха (аму-зия). У неких нездоровых наблюдается завышенная чувствитель­ность к шумам (гиперакузия). Время от времени наблюдается изменение инто­национно-мелодической стороны речи, изменение голоса, элементы дизартрии («акценты»). При поражениях правого полушария стра­дают также такие невербальные слуховые функции, как различение продолжительности звуков, восприятие тембра Слуховая (неречевая) агнозии звука, способность локали-зовывать звуки в пространстве, дифференцировать предметные и природные звуки (шум ветра, дождика, гул стекла, скрипы, стуки и т.п.). Время от времени нарушается способность узнавания голосов знакомых людей, в особенности по телефону,'по радио. Более сложным проявлением слуховой агнозии является ре­чевая слуховая агнозия. Восприятие речи Слуховая (неречевая) агнозии осуществляется за счет совместной деятельности 2-ух височных зон мозга (правой и ле­вой). Однобокие поражения височной толики, обычно, не вызывают полной слуховой агнозии.

Левый висок обеспечивает восприятие речевой инфы за счет возможности к декодированию фонологического (фонематиче­ского) кода языка, а правый висок — в главном за счет расшиф­ровки общего звучания слов Слуховая (неречевая) агнозии (абрисов).

При очагах, расположенных в височной доле левого полушария мозга, т.е. с сенситивной афазией, нездоровой отчасти осознает об­ращенную к нему речь, делая упор на длину фразы, интонацию, си­туацию общения и т.д. По современным представлениям эти спо­собности входят в «компетенцию» правого полушария мозга Слуховая (неречевая) агнозии. При очагах, расположенных в правом виске, нездоровой, пытаясь осознать воспринимаемое на слух выражение, сначала опирается на звуковой, фонемный состав слова, и в итоге проводимого фоно­логического анализа осознает конкретные значения слов. Трудно­сти декодирования просодических черт этого выражения ограничивают объем его осознания, но не избавляют на сто процентов. Только Слуховая (неречевая) агнозии двухсторонние очаги приводят к речевой слуховой агнозии.

Тактильная агнозия

Осязательное восприятие (тактильный гнозис) является слож­ной формой чувствительности, которой характерны все законо­мерности высших психологических функций. Тактильное восприятие имеет однородное, иерархическое строение. Оно включает обыкновенные формы поверхностной чувствительности (чувство прикосновения, давления), более сложную различительную чувствительность, ощу­щение направления воздействия, положение в Слуховая (неречевая) агнозии пространстве (про-приоцептивный компонент), также высшие формы осязательного восприятия (опознание формы предмета и сам предмет на ощупь).

При ощупывании предмета рукою происходит постепенный пе­реход от оценки отдельных признаков к узнаванию целостного предмета. При всем этом поочередно (сукцессивно) поступающая информация об отдельных признаках предмета преобразуется в его целостный (симультанный) образ Слуховая (неречевая) агнозии. Следует выделить, что опре­деляющим фактором при тактильном опознании предмета является его активное ощупывание, т.е. для воплощения процесса так­тильного опознания формы предмета нужна слаженная работа афферентного (кинестетического) и эфферентного (исполнительно­го) звеньев кожно-двигательного анализатора. Корковые концы ука-занного анализатора находятся в постцентральных и прецентраль-ных зонах полушария Слуховая (неречевая) агнозии мозга.

Нарушение тактильного восприятия (астереогноз) рассматрива­ется как нарушение синтеза целого вида предмета из отдельных частей при условии сохранности простой сенсорной осно­вы. Явления астереогноза появляются в итоге поражения вто­ричных и третичных отделов коры теменной области.

В текущее время появились сведения о том, что в осуществ­ление Слуховая (неречевая) агнозии функции тактильного восприятия правое и левое полушария мозга заносят неравноценный вклад: при правосторонних поражени­ях теменной области у нездоровых проявляется билатеральное (в 2-ух руках) понижение тактильного гнозиса; в то время как у нездоровых с левосторонними очагами нарушение тактильного восприятия отме­чается исключительно в правой руке.

В клинических проявлениях симптом Слуховая (неречевая) агнозии астереогноза нередко сопут­ствует афферентной моторной афазии и кинестетической апраксии.

Апраксин

Праксис относится к числу высших психологических функций че­ловека. Он является системой высоко организованных, координиро­ванных сознательных действий, на базе которых строится вся совокупа практических способностей человека. Высшая двигатель­ная активность человека обеспечивается координированным взаи­модействием моторной (прецентральной Слуховая (неречевая) агнозии) и сенсорной (постцен­тральной) областей мозга, которые теснейшим образом связаны в фило- и онтогенетическом развитии и образуют единую сенсомо-торную зону мозга. Эта область коры мозга является структурно и функционально целостным образованием, обеспечивающим полно­ценную совместную работу эфферентных и афферентных звеньев двигательного аппарата.

Поражение тех либо других участков обозначенной Слуховая (неречевая) агнозии зоны вызывает выпадения либо нарушения разных составляющих двигательного акта. В тех случаях, когда очаг поражения затрагивает первичные поля постцентральной зоны, являющиеся консульством кож-но-кинестетического анализатора, нездоровой испытывает нарушение чувствительности в соответственных секторах тела. В свою оче­редь, нарушение притока кинестетических импульсов приводит к явлению «афферентного пареза», при Слуховая (неречевая) агнозии котором теряется спо­собность управлять тонкими движениями рук.

Поражения вторичных полей (1, 2, 5, 7, 40) приводят к более сложным видам нарушений в организации двигательных процессов. Недостатки кинестетического анализа и синтеза приводят к явлениям афферентной (кинестетической) апраксии. В поликлинике подобные на­рушения именуют апраксией позы либо феноменом «рука-лопата». Они состоят в том, что рука, не получающая Слуховая (неречевая) агнозии оборотной связи в виде афферентных сигналов, не в состоянии выполнить тонкие движения; происходит поиск нужной позы, ошибки, диффуз-ность выполнения, в особенности при отсутствии зрительного контроля.

Личным случаем афферентной апраксии является орально-артикуляторная апраксия, которая, возникая при поражении нижних отделов постцентральной зоны левого (доминантного) полушария, приводит к нарушениям речи Слуховая (неречевая) агнозии, называемым афферентной моторной афазией (см. ч. I).

Другой вид расстройств двигательного акта появляется вследст­вие поражения коры прецентральной зоны мозга. Это фактически моторная, эфферентная область. Повреждения первичных полей этой области приводят к выпадению либо нарушению двигательной возможности (паралич либо парез в соответственных конечностях либо секторах тела). Вторичные зоны Слуховая (неречевая) агнозии двигательной коры распола­гаются еще больше кпереди от центральной извилины (премоторная область, поле 6 по Бродману) и производят интеграцию эффе­рентных (кинетических) импульсов, синтезируя их в «кинетические структуры», «двигательные стереотипы» и способности, плавненько сме­няющие друг дружку. Поражения премоторной зоны сопровождаются распадом поочередно организованных двигательных актов, приводят к нарушению плавности, дезавтоматизации Слуховая (неречевая) агнозии движений, трудностям переключения и персеверациям. Все эти явления носят заглавие кинетической (эфферентной) апраксии. Необходимо подчеркнуть, что поражения нижних отделов премоторной области левого полуша­рия (зона Брока) приводят к нарушениям такого же типа в речедвига-тельном аппарате. Появляется эфферентная моторная афазия как ре­зультат нарушения кинетической организации речевого Слуховая (неречевая) агнозии акта (см. ч. I).

Расстройства пространственной организации двигательного ак­та— пространственная апраксия— появляются при поражении те-менно-затылочных отделов мозга. Как уже упоминалось, в этих мозговых структурах осуществляется синтез зрительной, вестибу­лярной, кожно-кинестетической афферентации и на этой базе делается анализ главных пространственных координат дейст­вия. Нарушения пространственного Слуховая (неречевая) агнозии синтеза, связанного с третич­ными мозговыми образованиями, лежат в базе расстройств ори­ентировочно-пространственной деятельности разных модально­стей. В двигательной сфере эти нарушения появляются в трудностях конкретной право-левой ориентировки, в нару­шении координации совместных движений рук, в расстройствах разных видов конструктивной деятельности (набросок, некото-рые бытовые деяния, конструктивные задачки Слуховая (неречевая) агнозии). Обычно, пере­численные симптомы входят в более глобальный апракто-гностический синдром.

Высшие формы движения и деяния, представляющие базу целенаправленного поведения человека, могут существенно нару­шаться и в итоге изъянов их сознательного регулирования. Исследование случаев поражения лобных отделов полушарий мозга показало, что невзирая на отсутствие выраженных расстройств мо­торики, у нездоровых Слуховая (неречевая) агнозии часто выявляется распад сложных, активных форм деятельности. Согласно А.Р. Лурия, в этих случаях нарушает­ся взаимодействие 2-ух сигнальных систем, в базе которого ле­жит принцип аналитико-синтетической работы коры головного моз­га. Другими словами, сигнальная функция речи становится нестойкой и утрачивает способность регулировать деяния хворого, т.е. име Слуховая (неречевая) агнозии­ет место нарушение регулирующей роли речи. Дезорганизация це­ленаправленной деятельности, неполноценность двигательной ак­тивности является следствием нарушения процессов планирования и удержания программки деятельности, также функции контроля над ней.

Процессы планирования, программирования и контроля, осу­ществляемые префронтальными отделами лобных толикой мозга, в силу топографической близости имеют специфическую направлен­ность сначала на Слуховая (неречевая) агнозии компанию случайных движений чело­века. Вследствие этого повреждения префронтальных зон вызывают нарушения двигательных актов, обозначаемые как регуляторная либо передная апраксия. Этот вид апраксии характеризуется комплексом патологических проявлений: эхопраксии, системы пер­северации и стереотипии, трудности усвоения программки деяния, импульсивные соскальзывания и «полевое» поведение. Как прави­ло, эти Слуховая (неречевая) агнозии симптомы протекают на фоне общей инактивности больно­го, сопровождаются недостатками оценок собственных действий.

Нарушение счетаакалькулия

Первичные нарушения счета сначала связаны с потерей нездоровым представления о разрядном строении числа. Это приводит к неспособности создавать основанные на нем арифметические деяния. Некие формы акалькулии связаны со зрительной аг­нозией на цифру. В данном случае нездоровые не Слуховая (неречевая) агнозии способны создавать счетные операции письменно, при том, что в устном счете они от­носительно безбедны. Но и тут невозможность внутрен­ней опоры на графические образы чисел в значимой мере ос­ложняет задачку. Акалькулия обоснована очагами поражения, расположенными в теменной доле левого полушария мозга, спец в отношении вообщем количественных Слуховая (неречевая) агнозии представлений. Она присутст­вует не у всех нездоровых с афазией. Клиническая картина и степень ее выраженности, в этом случае, когда она имеет место при афазии, не находится в зависимости от ее определенной формы. Но одни особенности акаль­кулии с большей вероятностью смешиваются с одной формой афазии, а другие — с другой Слуховая (неречевая) агнозии.

Большая часть нездоровых с афферентной моторной афазией, обычно, управляются с ординарными счетными операциями, предъяв­ляемыми в письменной форме, так как первично разрядное строение числа у их не мучается. Но в устных и сложных счетных операциях, выполняемых письменно, выявляются ошибки, связанные, как можно считать, с общими переменами психологической деятельности нейродинамического Слуховая (неречевая) агнозии нрава. Сюда же относится необходимость запоминания отдельных звеньев деяния, что ослож­няется отсутствием настоящей опоры на проговаривание. У части нездоровых с афферентной моторной афазией нарушения счета носят первичный нрав и обоснованы топически близким очагом пора­жения, размещенным также в теменной области левого полушария.

При эфферентной моторной афазии более свойственны Слуховая (неречевая) агнозии ошибки, связанные с персевераторной «привязанностью» хворого к какой-нибудь из операций счетного деяния и невыполнимостью вследствие этого переключиться на его другое звено.

Нездоровые с динамической афазией затрудняются в счете в ос­новном из-за конфигураций нейродинамического нрава, либо же из-за нарушения функции программирования, если решение арифме Слуховая (неречевая) агнозии­тического деяния просит его.

При сенсорной афазии, так же, как и при моторной, расстрой­ства счета носят, обычно, вторичный нрав и обоснованы неполноценностью опор на акустический образ слов, являющихся вербальными эквивалентами чисел. Нездоровым с сенсорной афазией считать письменно значительно легче, чем устно.

У нездоровых с акустико-мнестической афазией первичной акалькулии обычно Слуховая (неречевая) агнозии не выявляется. Недостатки счета появляются в главном при устном предоставлении соответственных заданий и обоснованы трудностями удержания в памяти отдельных частей арифметического деяния.

При семантической афазии счет, обычно, мучается пер­вично. Это разъясняется топической близостью очагов поражения, обусловливающих семантическую афазию (зона ТРО) и акалькулию (теменная область). В этих случаях Слуховая (неречевая) агнозии мучается представление о коли­честве и, как следует, о разрядном строении числа.


slozhnosti-funkcionalnogo-vzaimodejstviya.html
slozhnosti-prostejshej-transfiguracii.html
slske-gospodarstvo-i-harchova-promislovst-ukrani-referat.html